МНЕНИЯ
01:52, 07 июня

Строительство: лоббизм или коррупция?

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему депутаты, сенаторы и чиновники не защищают имущественные права владельцев земельных участков и собственников строений.

Покупающие власть за деньги привыкают извлекать из нее прибыль.

Аристотель, древнегреческий философ.

Но у нас в экономике сейчас очень велико присутствие государства, поэтому структуры по связям с органами государственной власти, как их ни назови, важны для любого бизнеса.

Ирина Толмачева, из книги «Лоббизм по-русски. Между бизнесом и властью».

В новой редакции Градостроительного кодекса, которую рассматривают сейчас депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса, планируется описать случаи изъятия земельных участков для общественных и государственных нужд и правила возмещения ущерба. Предполагается, что землю смогут изымать ради строительства объектов стратегической и социальной инфраструктур и общественных пространств.

Коррупция или лоббизм… Что хуже?

С коррупцией, к сожалению, наши граждане сталкиваются всю жизнь. С момента появления на свет (начиная с родильного дома) и заканчивая моментом завершения жизненного пути (выбор места или получение разрешения для захоронения).

Коррупция - социальное явление, которое предполагает участие двух (в некоторых случаях больше) сторон. Одна сторона предоставляет второй какую-либо выгоду в обмен на удовлетворение своих интересов, а также возможность злоупотребить служебным положением второй стороны. А вторая сторона, в свою очередь, выступает получателем этой выгоды и выполняет требования первой стороны.

Редко кто из граждан не сталкивался с коррупцией. Коррупция уголовно наказуема. С коррупцией, как с преступной деятельностью, ведется борьба. Успех этой борьбы зависит от уровня развития общества, исторических традиций и строгости наказания.

Коррупция обеспечивает: теневое (неучтенное) движение денежных потоков; снижение уровня работы чиновников (работа осуществляется не для достижения общегосударственных целей, а лишь тех задач, за которые было заплачено); углубление социального неравенства (достигают успеха те, кто имеет возможность оплатить); усиление организованной преступности; потерю доверия государства у граждан; несоблюдение законодательства.

С коррупцией борются многими способами. Это и развитие демократии, открытость общества, понятные и работающие законы, их равенство для всех слоев населения.

Коррупция, как никакое другое явление, связана с личными убеждениями человека, его психологическими установками, воспитанием и образованием. Но развитию коррупционных явлений способствуют: низкая заработная плата, недоступная возможность самореализации в обществе, отсутствующая прозрачность при принятии решений и контроля над их исполнением, неэффективная работа институтов борьбы с коррупцией и судебной власти, ненастроенная система отчетности власти перед народом.

Именно недостаточным уровнем заработной платы чиновников – в целях противодействия коррупции - объяснялась необходимость резкого повышения размера жалования. Так, в начале текущего года министр юстиции рассказал, какую зарплату получают сотрудники ведомства: «Сейчас нет смысла скрывать информацию о заработной плате, все должно быть открыто. Например, в Министерстве юстиции начальник управления ежемесячно получает, как минимум,  15-16 млн сумов».

Лоббизм – это совокупность целенаправленных усилий по оказанию влияния на процесс принятия государственных решений в целях отстаивания групповых или индивидуальных интересов. Чем отличается лоббизм от коррупции? И есть ли у нас в стране лоббизм? Необходимо различать лоббизм в развитых странах и лоббизм в развивающихся.

В развитых странах лоббизм разрешен законом. При получении денежных средств или других выгод уплачиваются налоги. Известно, кто платит и кто получает. Лоббизм – это эволюционное развитие коррупции, ее более высокая ступень. Это цивилизованный институт влияния на власть путем представления интересов через различные структуры, в том числе исполнительные и законодательные органы.

В развитых странах существуют палаты и ассоциации лоббистов. Также различается лоббизм по экономическим, социальным, религиозным, культурным и национальным вопросам. В развивающихся странах между лоббизмом и коррупцией разницы нет или она минимальна.

«Я работаю с такими бессовестными людьми как Эрманов, Ганиев и Рузиев. Они позорят Узбекистан на весь мир…» (из выступления президента 2 августа 2019 года)

На совещании 2 августа 2019 года рассматривались вопросы грубого нарушения имущественных прав граждан и предпринимателей, связанные со сносом объектов недвижимости и изъятием земельных участков. Глава государства поручил премьер-министру и руководителю аппарата президента рассмотреть кадровые вопросы в Хорезмской, Ферганской и Кашкадарьинской областях. «Вы должны подготовить мне предложение по увольнению хокимов областей», - сказал президент.

А 8 августа 2019 года было опубликовано информационное сообщение Администрации Президента и Кабинета Министров Республики Узбекистан: «Принимая во внимание масштабы ущербов, требующих возмещения, важность восстановления и обеспечения полного материального и морального удовлетворения пострадавшего населения, немедленное увольнение хокимов областей и других ответственных лиц с занимаемых постов станет для них самым легким выходом из сложившейся ситуации и переложит всю ответственность и тяжесть предстоящих работ на их преемников».

Ташкент, Самарканд, Фергана, Риштан, Янгиюль, Яккабаг, Ургенч… Список можно продолжать долго. При отчуждении имущества везде имели место нарушения действующего законодательства. Ситуация выглядела так: чиновники или застройщики сносят здания, не соблюдая требований нормативно-правовых актов, собственники ропщут и негодуют, но выполняют требования (попробуй не выполнить, если за этим следят сотрудники органов внутренних дел и национальной гвардии).

Чиновники, прикрываясь исполнением программ «Обод махалла» и «Обод кишлок», грубо нарушали действующее законодательство, гарантирующее соблюдение прав собственников жилья и объектов предпринимательства при отчуждении земельных участков.

Что это? Административный восторг? Стремление отрапортовать о проведенной реконструкции? О том, что на месте «ветхого» жилья появились многоэтажные дома, качество которых вызывает нарекания? Что выделенные средства «освоены»? Или, все-таки, здесь играет главную роль жажда наживы и корысть?

2 августа 2019 года Ташкентский областной суд по уголовным делам приговорил бывшего хокима Самаркандской области Туробжона Джураева к 13 годам колонии общего режима. Экс-хокима признали виновным в совершении преступлений по статьям 167 («Хищение путем присвоения или растраты»), 206 («Превышение власти или должностных полномочий»), 210 («Получение взятки») и 243 («Легализация доходов, полученных от преступной деятельности») Уголовного кодекса Узбекистана.

В материалах уголовного дела сообщается, что Туробжон Джураев получил 2,14 млн долларов в виде взяток от подрядчиков для строительства многоэтажных домов в историческом центре Самарканда. При обыске в кабинете экс-хокима Самаркандской области было обнаружено 1 млн долларов.

Вопросы сноса объектов в историческом центре Самарканда до этого неоднократно поднимались общественностью, Министерством культуры. ЮНЕСКО выразила озабоченность проведением строительных работ в исторической части Самарканда, находящейся под охраной этого специализированного учреждения Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.

Алчность застилала глаза чиновнику: судя по количеству денежных средств, найденных в служебном сейфе, бизнес на власти оказался весьма прибыльным. Равно как и вся сфера девелопмента в настоящее время предполагает высокую маржу.

Неужели никто не замечал, что чиновники нарушают законодательство? Были отдельные критические выступления депутатов Законодательной палаты, председателя Общенационального движения «Юксалиш» Акмаля Бурханова. В июле 2019 года об этой проблеме высказался министр юстиции Русланбек Давлетов, который потребовал от всех хокимиятов прекратить нарушать права граждан, включая право собственности.

Даже эта реакция была вызвана волной возмущения людей, которая буквально била из интернет-пространства. Президент с горечью говорил: «Ведь с первого дня нашей работы мы договорились честно и справедливо служить друг другу. Главное — народу. Кому нужно такое очковтирательство?! В моем сердце большая боль, сожаление. Никто, кроме меня, хорошо не знает, в каких условиях живет наш народ». 

«Corruptissima re publica plurimae leges» («Чем хуже государство, тем больше в нем законов». Тацит, древнеримский историк)

Попытки возвращения деятельности государственных служащих в правовое поле в этом вопросе предпринимались и раньше. Указом президента от 1 августа 2018 года № УП-5495 «О мерах по кардинальному улучшению инвестиционного климата в Республике Узбекистан» было определено, что «снос жилых, производственных помещений, иных строений и сооружений, принадлежащих физическим и юридическим лицам, при изъятии земельных участков разрешается после полного возмещения рыночной стоимости недвижимого имущества и убытков, причиненных собственникам в связи с таким изъятием» (пункт 2 указа).

Кроме того, данный указ положил конец неразберихе, когда под государственные и общественные нужды чиновники относили все, что угодно. Естественно, все «что угодно» чиновникам и тем, чьи интересы они продвигают.

В пункте 3 указа президента было четко определено, что «изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд допускается исключительно в следующих целях:

предоставление земель для нужд обороны и государственной безопасности, охраняемых природных территорий, создания и функционирования свободных экономических зон;

выполнение обязательств, вытекающих из международных договоров;

обнаружение и разработка месторождений полезных ископаемых;

строительство (реконструкция) автомобильных и железных дорог, аэропортов, аэродромов, объектов аэронавигации и авиатехнических центров, объектов железнодорожного транспорта, мостов, метрополитенов, тоннелей, объектов энергетических систем и линий электропередачи, линий связи, объектов космической деятельности, магистральных трубопроводов, инженерно-коммуникационных сетей;

исполнение генеральных планов населенных пунктов в части строительства объектов за счет средств Государственного бюджета Республики Узбекистан, а также в других случаях, прямо предусмотренных законами и решениями Президента Республики Узбекистан».

Продолжающиеся вопиющие нарушения действующего законодательства при изъятии земельных участков, выявленные в Хорезмской, Ферганской и Кашкадарьинской областях, заставили власть вновь обратить на них внимание. Уже 3 августа 2019 года принимается распоряжение Президента № Р-5491 «О дополнительных мерах по безусловному обеспечению гарантирования права собственности граждан и субъектов предпринимательства». 

Формулировка «изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд допускается исключительно в следующих целях» исключает расширенное толкование или введение дополнительных условий.

16 ноября 2019 годы постановлением Кабинета Министров № 911 было утверждено «Положение о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества» (далее – «Положение»).

В пункте 1 «Положения» вводится новое понятие «инвестиционные проекты». Изъятие «земельного участка либо его части, находящихся у физических лиц… и юридических лиц… на правах владения, постоянного или временного пользования, для государственных и общественных нужд, а также в рамках реализации инвестиционных проектов, и предоставления собственникам компенсации в связи с таким изъятием».

Что за «инвестиционные проекты»? Новое «Положение» любезно подсказывает, что «инвестиционные проекты - проекты, реализация которых предусмотрена государственными программами, предусматривающие улучшение жилищных и бытовых условий граждан, а также развитие и улучшение архитектурного облика определенной территории, развитие инфраструктуры и строительство объектов социально-экономического значения».

Если нельзя, но очень хочется, то можно?

Зачем нужно было выделять инвестиционные проекты? Судя по определению, они также должны входить в понятие «государственные и общественные нужды», которое четко определено указом президента от 1 августа 2018 года.

«Инвестиционные проекты - проекты, реализация которых предусмотрена государственными программами…»

Изъятие земельных участков для осуществления «государственных программ» должно входить в понятие «для государственных и общественных нужд». Государственные программы предполагают их реализацию для государственных и общественных нужд и определяются «решениями Президента Республики Узбекистан».

Хотя, если честно сказать, то мы видели, осуществление на практике государственных программ «Обод махалла» и «Обод кишлок».

Так что здесь не так? В абзаце а) пункта 1 постановления правительства от 16 ноября 2019 года № 911 «О дополнительных мерах по обеспечению гарантий имущественных прав физических и юридических лиц и совершенствовании порядка изъятия земельных участков и предоставления компенсации в связи с изъятием» читаем: «1. Установить, что:

а) изъятие земельного участка или его части для государственных и общественных нужд, а также государственных программ и проектов инвестиционного и социально-экономического значения, направленных на комплексное развитие территорий, в том числе развитие и улучшение архитектурного облика определенной территории (далее - инвестиционные проекты) осуществляется только с согласия владельца…» Ненавязчиво добавлено словосочетание «и проектов инвестиционного и социально-экономического значения».

В пункте 2 «Положения», утвержденного постановлением Кабинета Министров от 16 ноября 2019 года № 911 расшифровываются понятия:

«инвестиционные проекты - проекты, реализация которых предусмотрено государственными программами, предусматривающие улучшение жилищных и бытовых условий граждан, а также развитие и улучшение архитектурного облика определенной территории, развитие инфраструктуры и строительство объектов социально-экономического значения;

инвестор - лицо, реализующее инвестиционные проекты;

инициатор изъятия земельного участка (далее - инициатор) - Совет Министров Республики Каракалпакстан, хокимияты города Ташкента, областей или районов (городов) - в случае изъятия земельного участка для государственных и общественных нужд, инвестор - в случае изъятия земельного участка для реализации инвестиционных проектов».

Или любое лицо, имеющее намерение начать новое строительство, капитал или возможность получения кредитных средств, может начать процедуру изъятия земельного участка. И при этом совсем не важно включен ли предлагаемый проект в Генеральный план населенного пункта, отвечает ли его осуществление «государственным и общественным нуждам».

Принятое «Положение» значительно расширяет основания для изъятия земельных участков: ведь инвестиционные проекты могут включать в себя все виды девелопмента. Более того, в «Положении» особо выделяют инвестиционные проекты, «направленные на развитие и улучшение архитектурного облика территории». Это понятие также предоставляет широкое поле для фантазий и различного рода «лазеек» чиновникам и инвесторам.

Любую застройку можно обвинить в недостатке архитектурно-художественного облика. Даже нет нужды проводить экспертизу и признавать строения, например, ветхими или аварийными.

Вспомним, как такую достопримечательность столицы, как Дом кино, снесли, при этом оставив здание-новодел головного офиса ООО «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани». Вот наглядная демонстрация существующего, к сожалению, правила жизни: «кто сильнее и богаче, тот и прав». Или еще: «я — начальник, ты — дурак».

А ведь Дом кино — выдающийся пример советского модерна в архитектуре. Интересно, что Дом кино в Ташкенте строился на средства, выделенные Союзом кинематографистов СССР. Еще более интересен тот факт, что эти деньги были получены от продажи открыток с фотографиями знаменитых актеров мира. То есть, косвенным образом в финансировании строительства Дома кино принимал участие весь советский народ.

Пункт 18 «Положения» гласит: «Реализация собственниками инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории, производится за счет собственных средств собственников, кредитов и других источников, не запрещенных законодательством». «В случае отказа собственником реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории, составляется Протокол разногласий… После составления Протокола разногласий (акта) Совет Министров Республики Каракалпакстан, хокимияты областей и города Ташкента или районов (городов) имеют права обращения в суд с иском о возложении обязательств» (пункт 21 «Положения»).

Опять «у кого больше денег, тот и прав»! Представьте ситуацию, когда перед жителями махаллей Укчи и Алмазар развернут макет международного делового центра «Tashkent City» стоимостью 1 млрд долларов и потребуют от них «реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории».

Введение понятия «реализация инвестиционных проектов» параллельно с «государственными и общественными нуждами» абсолютно неправильно, противоречит логике и действующему законодательству, создает возможность для продолжения противоправных и самоуправных действий со стороны чиновников и инвесторов.

То, что «Положением» для изъятия земельного участка предусматривается необходимость принятия соответствующего решения Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан и Кенгашей народных депутатов, по сути ничего не меняет. Все мы знаем, как работает депутатский корпус. Достаточно вспомнить, как недавно депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса приняли закон «О Национальной гвардии Республики Узбекистан» - в виде исключения - сразу в трех чтениях. И это происходит на республиканском уровне!

Странно, что чиновники не видят ничего дурного в том, чтобы вводить новое понятие, ранее отсутствующее в законах. В Жилищном кодексе содержится понятие «изъятие земельных участков для государственных или общественных нужд» (статьи 27, 28, 29). В Земельном кодексе также говорится про «изъятие, выкуп земельного участка для государственных и общественных нужд» (статья 37). Нигде в законах не предусмотрено изъятие земельных участков для «реализации инвестиционных проектов»!

Перечень оснований для «изъятия земельных участков для государственных или общественных нужд» должен быть один. Законодательство не должно допускать его расширения, равно как и расширенного толкования. Для других случаев отчуждения имущества существует глава 29 «Купля-продажа» Гражданского кодекса.

Существующее положение в данном вопросе размывает четкие границы нормы права и фактически закрепляет существующие негативные явления в сфере строительства, отчуждения имущества и изъятий земельных участков.

«Мечты, мечты! Где ваша сладость?» (А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»)

Давно звучат голоса отразить все вопросы, связанные с отчуждением земельных участков и компенсацией сносимого имущества, в одном законе. И вот недавно стало известно, что депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса рассматривают проект новой редакции Градостроительного кодекса Узбекистана. В новой редакции Градостроительного кодекса планируется описать случаи изъятия земельных участков для общественных и государственных нужд и правила возмещения ущерба. Об этом сообщил член фракции «Адолат», председатель общенационального движения «Юксалиш» Акмаль Бурханов.

По его словам, в кодекс включается новая глава «Общественный контроль в области градостроительной деятельности». Она предусматривает проведение общественных обсуждений и слушаний, в том числе по вопросам использования земельных участков, разрешений на строительство, проектирования и приемки населенных пунктов, зданий и сооружений, а также при решении иных вопросов, затрагивающих интересы граждан.

Это не ново. Статья 10 Градостроительного кодекса гласит: «Граждане, органы самоуправления граждан и общественные объединения имеют право на достоверную, полную и своевременную информацию о состоянии среды жизнедеятельности, ее предполагаемых изменениях, генеральных планах населенных пунктов, строительстве, реконструкции объектов жилищно-гражданского назначения, благоустройстве территорий, прокладке инженерных и транспортных коммуникаций и иную информацию о градостроительной деятельности.

Информирование граждан, органов самоуправления граждан и общественных объединений о градостроительной деятельности осуществляется государственными органами через средства массовой информации, а также посредством проведения общественных обсуждений, организации экспозиций и выставок.

Граждане, органы самоуправления граждан и общественные объединения до утверждения градостроительной документации имеют право обсуждать, вносить предложения и участвовать в подготовке решений в области градостроительной деятельности».

Как выполняется эта статья Градостроительного кодекса? Никак. Ее как будто не существует.

Пункт 3 постановления Кабинета Министров от 16 ноября 2019 года № 911 поручает, что «основными задачами, создаваемых секторов и специалистов хокимиятов, определить: …организацию работ и проведение открытого обсуждения с собственниками объектов недвижимого имущества, расположенных на земельном участке, который планируется изымать…».

Как исполняется этот пункт? Никак. И его как будто не существует.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 1 августа 2018 года подписал указ «О мерах по кардинальному улучшению инвестиционного климата в Республике Узбекистан». Согласно документу, с 1 сентября 2018 года «принятие решений об изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд допускается исключительно после проведения открытого обсуждения с заинтересованными лицами, земельные участки которых планируется изымать, а также оценки выгод и издержек».

Как исполняется это положение? Никак. И его как будто никогда не существовало.

Более того, принятые решения хокимов не публикуются и не доступны для общественности. Статья 28 закона «О нормативно-правовых актах» гласит: «Опубликование нормативно-правовых актов является обязательным условием их применения», а статья 29 добавляет, что «официальными источниками опубликования решений органов государственной власти на местах являются Национальная база данных законодательства Республики Узбекистан, а также официальные издания данных органов». Другими словами, неопубликованные решения хокимов считаются недействительными и не подлежат исполнению.

Видно, что в 2017 году хоким Ташкента разместил в Национальной базе данных законодательства LEX UZ всего 3 решения, в 2018 – 17, в 2019 – 12, а в этом году – 4 решения. Остальные решения должны считаться недействительными согласно закону «О нормативно-правовых актах». Жаль, что хоким, городские организации и застройщики так не считают и активно выполняют неопубликованные решения.

«Там, где голод, законы не уважаются; где законы не уважаются, там голод» (Бенджамин Франклин, американский политический деятель, дипломат)

В новую редакцию Градостроительного кодекса, по сообщению председателя общенационального движения «Юксалиш» Акмаля Бурханова, также планируется включить статью, где описываются случаи изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд и возмещение ущерба их владельцам.

Внимание! Следим за руками! В частности, изъятие допускается для следующих целей (курсивом выделены пункты, совпадающие с целями изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд, определенных в указе президента от 1  августа 2018 года № УП-5495):

  • предоставление земель для нужд обороны и государственной безопасности, охраняемых природных территорий, создания и функционирования свободных экономических зон;
  • выполнение обязательств, вытекающих из международных договоров;
  • обнаружение и разработка месторождений полезных ископаемых;
  • строительство (реконструкция) автомобильных и железных дорог, аэропортов, аэродромов, объектов аэронавигации и авиатехнических центров, объектов железнодорожного транспорта, мостов, метрополитенов, тоннелей, объектов энергетических систем и линий электропередачи, линий связи, объектов космической деятельности, магистральных трубопроводов, инженерно-коммуникационных сетей;
  • строительство лечебных учреждений, образовательных учреждений и организаций, интернатов, домов милосердия, в том числе в рамках государственно-частного партнерства;
  • строительство площадей, а также парков отдыха, аллей, бульваров, зон отдыха, озер, водохранилищ, прудов и других рекреационных объектов;
  • исполнение генеральных планов населенных пунктов в части строительства объектов, финансируемых за счет средств госбюджета и средств государственных организаций, формируемых из источников не запрещенных законодательством (пункт изложен в измененной редакции. В указе президента от 1 августа 2018 года № УП-5495 представлен в следующей редакции: «исполнение генеральных планов населенных пунктов в части строительства объектов за счет средств Государственного бюджета Республики Узбекистан, а также в других случаях, прямо предусмотренных законами и решениями Президента Республики Узбекистан»).

При отсутствии утвержденных генеральных планов населенных пунктов для улучшения жилищно-бытовых условий населения, а также развития социальной, инженерно-коммуникационной и дорожно-транспортной инфраструктуры земельные участки могут быть изъяты решением Кабинета Министров, отметил Акмаль Бурханов.

Вводимые дополнения передают возможность изъятия земельных участков от решений президента к решениям правительства. Такая формулировка значительно расширяет возможности для чиновников и ограничивает соблюдение прав владельцев земельных участков. Статья 34 Градостроительного кодекса в действующей редакции запрещает «проектирование и строительство объектов на территории населенных пунктов без генерального плана и другой необходимой градостроительной документации». Или отечественные законодатели собираются придать решениям Кабинета Министров юридическую силу выше закона.

Далее. Перечень оснований для изъятий земельных участков может пополниться на два пункта. Это:

  • строительство лечебных учреждений, образовательных учреждений и организаций, интернатов, домов милосердия, в том числе в рамках государственно-частного партнерства;
  • строительство площадей, а также парков отдыха, аллей, бульваров, зон отдыха, озер, водохранилищ, прудов и других рекреационных объектов.

Интересно, что в проекте новой редакции Градостроительного кодекса, размещенного для обсуждения на портале проектов нормативно-правовых документов СОВАЗ 20 марта 2019 года, подобных изменений не вносилось.

Первый дополнительный пункт уже начал осуществляться. Все мы знаем, как без общественного обсуждения, в столичном парке «Гулшан» началось строительство «многопрофильной клиники». Этот факт никак не увязывается с тем, что в новой редакции Градостроительного кодекса перечень оснований для изъятий земельных участков для государственных и общественных нужд планируется дополнить строительством «площадей, а также парков отдыха, аллей, бульваров, зон отдыха, озер, водохранилищ, прудов и других рекреационных объектов». С одной стороны хотим создавать «площади, а также парки отдыха», с другой подвергаем уничтожению часть парка «Гулшан» для возведения клиники.

Со «строительством лечебных учреждений, образовательных учреждений и организаций, интернатов, домов милосердия, в том числе в рамках государственно-частного партнерства» может  произойти то же, что и с возведением комплексов «Центр махалли», когда сооружались четырехэтажные здания под бизнес-центры, а махалле отдавали лишь половину первого этажа.

«Строительство площадей, а также парков отдыха, аллей, бульваров, зон отдыха, озер, водохранилищ, прудов и других рекреационных объектов» вообще не должно входить в перечень оснований для изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд. Рекреационные объекты должны включаться в генеральные планы населенных пунктов. Другое дело, что у нас могут под видом создания парка изъять земельный участок, а затем расчищенную территорию (без обременений) «выделить» инвестору.

Да и с само понятие «парк» очень вольно трактуется нашими чиновниками. Так, в декабре 2019 года автостоянка напротив головного офиса Ucell была огорожена и обозначена частной собственностью (!). Было объявлено, что на этом месте будет построен комплекс Central Park, состоящий из пятизвездночной гостиницы, торгово-развлекательного центра, административных зданий для банка и других строений. Чуть раньше – в октябре 2019 года – ташкентцам сообщили, что в столице на территории парка имени Абдуллы Кадыри будет построен первый в республике японский отель на 300 мест.

Почему решением хокима города Ташкента от 28 марта 2019 года № 467 чешской компании «IMP NEW PAY» было разрешено строительство 9-этажного бизнес-центра на площади 0,23 гектара на улице Матбуотчилар (место использовалось в качестве автостоянки)? Почему на этом месте не создать «рекреационную» зону? Почему не проводятся тендеры и как компания с уставным капиталом 1 000 чешских крон (примерно 42 доллара) сможет привлечь инвестиции на сумму не менее 25 млн долларов?

Впрочем подобная практика входит уже в традицию. Так, основным инвестором лота № 3 Tashkent City является немецкая компания Hyper Partners GmbH, зарегистрированная в городе Дитценбахе 22 января 2018 года (единственным учредителем является 19-летний юноша). Согласно постановлению президента от 19 июля 2018 года № ПП-3874 прямые иностранные инвестиции Hyper Partners GmbH в проект Tashkent City в 2018-2021 годах составят 500 млн долларов.

На пресс-конференции о компании Hyper Partners GmbH Джахонгир Артыкходжаев сказал: «В наши компетенции не входит спрашивать, кто инвестирует, откуда у них деньги, как средства поступали через банковскую систему. Самое главное, что проект реализуется, самое главное, что иностранная компания инвестирует в наш рынок».

20 веков назад римский император Веспасиана произнес: «Pecunia non olet (Деньги не пахнут)». Как же живучи чиновничьи традиции!

Продолжение следует.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
01:52, 07 июня

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ