Узбекистан

25.06.2021 | 18:44

Солнечный и каменный

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, что стихийная урбанизация приводит к деградации городов - часть 2

Солнечный и каменный

Жизнь в городах приучает смотреть разве что себе под ноги. О том, что на свете бывает небо, никто и не вспомнит...

Харуки Мураками, японский писатель, переводчик.

Родной город не тот, в котором ты начал свою жизнь, а тот, в котором хочешь её закончить.

Мухаммад Окар, мусульманский философ и писатель.

«Люди концентрируются в мегаполисах, города разрастаются, отбирая у зелёных насаждений привычную горизонтальную площадь...» (Патрик Бланк, создатель технологии вертикального озеленения)

Современные исследователи выделяют на озеленённой территории площади, занятые деревьями и газонами.

Так, шведская промышленная компания Husqvarna опубликовала рейтинг самых зелёных городов мира в 2020 году. Всего в сравнении принимало участие 155 городов. Рейтинг Husqvarna основан на данных, собранных с помощью машинного интеллекта и тщательного изучения спутниковых изображений о размерах, пропорциях, распределении и состоянии зелёных насаждений в городах мира.

Возглавил рейтинг город Шарлотт (США). Общий объем зелёных насаждений здесь составляет 68 процентов от площади города. На одного жителя приходится 560 квадратных метров зелёных насаждений. Деревья покрывают 56 процентов городской территории, а трава – 12 процентов.

Ташкент, к сожалению, не вошёл в это исследование, но можно сопоставить нашу столицу, если брать официальные данные, с Киевом. Столица Украины заняла 100 место в рейтинге. В Киеве на зелёные насаждения приходится 44 процента площади города (82,3 квадратного метра на одного жителя): деревья покрывают 40 процентов городской территории, а трава – всего 4 процента.

Почему по этому показателю можно сопоставить две столицы? По официальным данным, площадь зелёных насаждений в Ташкенте составляет около 15,2 тысячи гектаров или 35 процентов от площади города. Но проверка расчёта процентов показывает другой показатель озеленения Ташкента – 45,4 процента, что сопоставимо с долей зелёных насаждений в Киеве. Но есть, действительно, принципиальная разница в качестве показателей: в украинской столице 91 процент насаждений занимают деревья. Нужно учитывать и то, что в Ташкенте резко континентальный, а в Киеве – умеренно континентальный климат.

Какой процент насаждений занимают деревья в Ташкенте сегодня – остаётся только предполагать. Но даже с учётом газонов площадь озеленения около 15,2 тысячи гектаров (35 процентов городской территории – по официальной оценки) кажется завышенной.

Недавно Илхомжоном Аслановым было проведено исследование зелёных зон Ташкента с применением методов дистанционного зондирования. Эти методы дают более объективную картину, чем использование статистических данных государственных органов управления.

Видно, что площадь растительности в Ташкенте уменьшилась за 30 лет примерно на 9 тысяч гектаров (за 1916-2019 годы – на 2,66 тысячи гектаров).

Более наглядно степень сокращения зелёных насаждений в Ташкенте в течение 30 лет видно на следующей схеме:

«Вырубка деревьев – это прямое вмешательство в экологию, – говорит дендролог Ботанического сада Атиргул Холмурзаева. – А что такое экология? Это наука о взаимодействиях живых организмов между собой и их средой обитания. То есть, когда живые организмы – люди – начинают вмешиваться в природные процессы, точнее уничтожать их, то и природа отвечает тем же.

Элементарно: когда вырубают деревья, то нарушается экосистема: поднимаются подземные воды, отсюда сырость, гниют корни других растений, просачивается вода в подвальные помещения и в метро, нет листьев, которые превращают углекислый газ в кислород, нет листьев, которые удерживают на себе порывистые ветра и пыль и, как следствие, у жителей региона появляются или обостряются болезни органов дыхания…

Кто-то может воскликнуть: „Мы рубим, но мы и сажаем!“ Может быть, и сажаете, но не ухаживаете, не следите за судьбой посаженного вами же деревца. А надо хотя бы первый год заботиться о деревце – рыхлить почву под саженцем, убирать траву, удобрять, в чиллю поливать не 1-2 раза в неделю, а даже 3 раза. В итоге получается: 100 саженцев посадили, а 50 из них неизвестно приживутся или нет».

Ситуация ещё более плачевная, чем описала Атиргул Холмурзаева. Действительно каждый год высаживают сотни тысяч саженцев деревьев. По словам заместителя начальника управления экологии и охраны окружающей среды города Ташкента Фархода Дехканова, показатель выживания деревьев, высаженных в Ташкенте, снизился до 30-40 процентов.

«В 2021 году в столице планировалось высадить 110 тысяч деревьев, на данный момент посажено 75 тысяч. Но мы совершаем много ошибок при выборе места для посадки деревьев. Ввиду отсутствия систем полива для того, чтобы саженцы принялись, выживают менее 30-40 процентов. Климат у нас жаркий, поэтому деревья нужно обеспечивать водой в течение всего года, иначе они погибнут, а это повлечёт растрату миллионных средств за счёт государственного бюджета или собственных средств организаций в последующие годы», – сказал Фарход Дехконов.

Принимаются лишь 30 процентов посаженных саженцев! Но ведь это настоящее вредительство! По-другому не назовёшь...

«— Слишком жестокий город. Не хочу здесь жить! — Города не бывают жестокими. Только люди» (Мария Свешникова, русская писательница)

В крупных городах формируется особый микроклимат. Уплотнённая и высотная жилая застройка снижает скорость ветра и в результате застоя воздуха концентрируются токсичные загрязнители. Из-за сгорания автомобильного топлива, отопления городских зданий, кондиционирования помещений, выбросов объектов инфраструктуры температура воздуха в мегаполисах превышает среднюю температуру данного района.

В своё время американский государственный деятель, один из авторов Декларации независимости и третий президент США Томас Джефферсон назвал города «зловонным местом для морали, здоровья и свободы», где эпидемии выкашивают городское население. И эпидемия коронавирусной инфекции подтвердила правдивость этого высказывания.

Города, вследствие высокой концентрации людей, промышленных предприятий и транспорта на ограниченной площади, предстают важнейшими потребителями всех видов природных ресурсов (территориальных, энергетических, продовольственных и других) и важнейшими источниками загрязнения окружающей среды.

Тепловое воздействие крупных городов прослеживается на расстоянии 50 километров. Загрязняющие вещества могут переноситься на большие расстояния. Перенос частиц определяется их размером и временем присутствия в атмосфере. Время нахождения мелкодисперсных частиц в атмосфере колеблется от одного до шести дней (данные Бахриддина Нишонова, журнал «Экологический вестник»).

Продолжительность зависит от размера частиц и их химического состава. Первичные грубые частицы (РМ2,5 - РМ10) переносятся на расстояние 500-1 000 километров, первичные тонкие частицы (РМ2,5) – на 2 000-3 000 километров, вторичные тонкие неорганические аэрозоли – на 3 000-4 000 километров.

Частицы РМ оказывают большее негативное воздействие людей, чем какой-либо другой загрязнитель воздуха, отмечает Всемирная организация здравоохранения. Они повышают риск развития острых инфекций нижних дыхательных путей, развития сердечно-сосудистых заболеваний, хронической обструктивной болезни лёгких и рака лёгких.

Начальник управления Госкомэкологии Узбекистана Умиджон Джалилов признал наличие проблемы так называемых мелкодисперсных частиц (МДЧ). «Единственный в стране датчик МДЧ установлен в посольстве США в Ташкенте. Согласно данным этого датчика, столица Узбекистана занимает одно из первых мест в мире по загрязнению воздуха такими частицами», – подчеркнул Джалилов.

Специалист по качеству воздуха Анондо Мухержи рекомендовал Узбекистану ввести более жёсткие ограничения на выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, сажать деревья и предотвращать их вырубку. По словам главного специалиста по коммунальной гигиене Министерства здравоохранения Узбекистана Ольги Миршиной, для снижения уровня пыли в городе также необходимо организовать полив во время уборки улиц.

Наиболее оптимальный способ решения проблемы – это масштабное озеленение города деревьями. В процессе фотосинтеза один гектар зелёных насаждений способен производить кислород, достаточный для дыхания 200 человек. Листья деревьев на разном уровне поглощают, возвращают и пропускают через себя тепловые лучи и солнечный спектр. К примеру, дубы удерживают солнечную радиацию на 96,8 процентов, сосны – на 96 процентов, а смешанный лес из елей, тополей и дубов – на 97-98 процентов. Они повышают влажность воздуха и оказывают позитивное воздействие на здоровье человека.

Кроме того, деревья защищают людей от шума. Они могут поглощать до 25 процентов шума.

В Ташкенте вырублено огромное количество деревьев для нужд местной мебельной промышленности, в связи с чем в воздухе увеличилось количество тяжёлых металлов и других примесей, которые раньше впитывали в себя деревья. Об этом на международной экспертной встрече в апреле 2020 года заявила ведущий научный сотрудник отдела прикладной экологии Национального университета Узбекистана, кандидат биологических наук Наталья Акиншина.

Акиншина указала, что вырубка множества деревьев ценных пород в столице Узбекистана и высадка повсеместно хвойных деревьев говорит о некомпетентности тех подразделений столичных властей, которые заняты в этой сфере. «Сосна очень хорошее дерево, но в городских условиях это неправильный выбор. Сосна хорошо растёт в наших горных и предгорных районах. Однако в городе это дерево чувствует себя, мягко говоря, не очень хорошо», – считает учёный.

По её словам, одно из лучших деревьев для Ташкента – это платан (чинара), которые является не только прекрасным и красивым деревом, очищающим воздух от пыли, металлов и других вредных веществ, но также играет большую роль в регулировании уровня грунтовых вод. В частности, отметила она, чинара может впитывать без ущерба для себя большое количество свинца и других тяжёлых металлов и посетовала на то, что в городе – в связи с ценностью древесины этого дерева – вырублено большинство платанов.

«Хищническая вырубка деревьев в Ташкенте привела к тому, что воздух в столице стал грязнее, чем даже в зоне экологического бедствия – Каракалпакии и болеют пульмонологическими и другими болезнями в столице чаще, чем в регионе Приаралья», – сообщила Акиншина.

Точку зрения Натальи Акиншиной поддерживает доктор биологических наук Николай Русанов: «Чинару не сможет заменить ни одно дерево. Во многих регионах континента её хотели бы выращивать, но не везде растёт. Азиатская чинара (по-научному – платанус ориенталис) достигает 35-40 метров в высоту, имеет широкую крону, дающую тень, твёрдую древесину. Живёт сотни лет. Потому долгожитель, что насекомым твёрдая порода не по зубам. У него достоинств в избытке... Сейчас повсеместно наблюдается всплеск активности насекомых. Они поражают даже твёрдопородные деревья. Почему так? В природе все взаимосвязано. После вырубки в городах кустарников исчезли мелкие птицы, гнездящиеся в кустарниках или под ними и питающиеся насекомыми. Практически не осталось в городах тополей, имеющих мягкую древесину. Когда насекомых в избытке, они вынуждены перебираться на твёрдые породы, которые прежде не трогали».

И далее: «Защита от насекомых ещё недавно была государственной политикой. В Ташкенте находился региональный институт фитопатологии с особым отделом. Завоз насекомого-вредителя считался экономической диверсией, угрозой национальной безопасности. Институт закрыт. С ослаблением карантинной службы в последние годы много чего завезли».

«…Много чего завезли». Вместе с деревьями и кустарниками завозятся насекомые-вредители. Так было, например, с арчовым червецом (Сурхандарья), поражением бобовых деревьев (багряники, софора, гледичия) в Ботаническом саду. И здесь в основе – жажда наживы и получение сиюминутной прибыли, с одной стороны, некомпетентность и халатность – с другой.

«Это невозможно понять. Чувствуешь, как день за днём теряешь умственные и физические силы. Это энергия большого города. Невероятная вещь! Она берет тебя, силой берет» (Рю Мураками, японский писатель и кинорежиссёр)

Урбанизация всегда предполагает увеличение плотности населения города. Это означает проведение политики уплотнительной (точечной) застройки, когда строительство новых зданий или сооружений осуществляется в исторически сложившемся жилом микрорайоне, обычно на месте зелёных зон.

В Узбекистане понятие «точечная застройка» является синонимом «уплотнительной застройки» или «уплотнительной урбанизации». Точечная застройка однозначно воспринимается нашими горожанами отрицательно. Практически все исследователи отмечают, что потребность в точечной застройке возникает из стремления инвестора получить дополнительную прибыль. «Уплотнительная застройка» нередко сопровождается ухудшением качества проживания для жителей прилегающих к строительству домов и, как следствие, острыми конфликтами с девелоперами.

За рубежом точечная застройка рассматривается как составляющая умного роста (smart growth) городов. Такая застройка предполагает наличие однозначных, установленных городской администрацией, правил, которые накладывают ограничения на параметры уплотнения. В результате новое здание не нарушает сложившуюся среду района: имеет соразмерный другим строениям масштаб и внешне вписано в контекст. Эти же правила регулируют минимальный размер земельного участка, размер и высоту новых строений, требования к фасадам, параметры парковок, дворов и открытых пространств. Например, в Германии в исторических центрах городов запрещено строительство домов выше 5-6 этажей.

При этом обязательно(!) учитывается мнение жителей. Так, глава отдела жилой застройки, районирования и кадастра Федеральной канцелярии в Берне Мартин Винценс отмечает: «У нас в Швейцарии придают огромное значение мнению людей, особенно, когда речь идёт о проектах уплотнительной точечной застройки». Градостроители, планировщики и архитекторы также должны так строить и планировать свои объекты, чтобы не только «города хорошели», но, чтобы ещё и жители чувствовали себя комфортно и не испытывали стресса (даже несмотря на повышение плотности застройки). Потому что, если что и ценят в Швейцарии в особенной степени, так это мир, спокойствие и наличие приватной сферы.

У нас же нет ни определения «точечной застройки», ни правил её проведения. Любой проект – вписывается ли он в существующий архитектурный облик или уродует его – получает одобрение органов власти, руководствующихся принципами: «Новостройки – зримый критерий эффективности работы хокимиятов», «Новое строительство – символ обновлённого Узбекистана», «Строительство – локомотив экономики». Про общественное обсуждение даже и не стоит говорить. Хотя статья 35 Градостроительного кодекса предусматривает общественный контроль в области градостроительной деятельности, который «осуществляется в формах общественного обсуждения, общественной экспертизы и в иных формах, не противоречащих законодательству».

Да и лозунги носят далеко не объективный характер. Строительство должно осуществляться не ради самого строительного процесса или получения дохода, а ради создания комфортных условий жизни не только для новосёлов, но – в первую очередь – для старожилов. Да и на счёт «локомотива» – очень спорно: в 2020 году в отраслевой структуре валового внутреннего продукта доля строительства составила всего 7 процентов.

Законодательно понятие «точечной застройки» с определением всех её признаков не определено. Это и понятно: как правило, точечная застройка осуществляется с нарушением действующих градостроительных норм и правил. Также понятно желание девелоперов вести строительство на месте зелёных насаждений: это гораздо дешевле, чем сносить жильё и выплачивать компенсации.

Строителям очень удобна точечная застройка ещё и тем, что все коммуникации (электричество, газ, водоснабжение и водоотведение) уже подведены. В этом заключается другая проблема точечной застройки, ведь эти сети не справляются с возросшей нагрузкой. В результате всё чаще происходят аварийные отключения электричества и прорывы труб, несмотря на то что в советский период при проектировании коммуникаций закладывали солидный запас надёжности.

Город Ташкент в зависимости от сезона потребляет от 1,8 миллиона до 2,3 миллиона кубических метров питьевой воды. При этом состояние инфраструктуры водоснабжения в городе нуждается в коренной модернизации и обновлении: 73 процента водопроводной сети питьевого водоснабжения и 63 процента канализационных труб морально устарели.

Ежегодно более 414 миллиардов сумов составляют потери тепла при отоплении свыше 11 тысяч зданий Ташкента. Причина – износ оборудования и выходы из строя частей котельных и теплосетей. Лишь 59 процентов теплоэнергии доходит до потребителя. Остальное тепло теряется: отопительная система Ташкента была построена в 70-80-х годах прошлого века и с тех пор не обновлялась.

«1 900 из 2 700 километров теплосетей работают сверх положенного времени. Имеется 12 больших и 203 малых котельных, которые морально устарели», – сообщил главный инженер «Таштеплоэнерго» Азиз Каримбеков.

30 октября 2020 года на заседании комитета по вопросам обороны и безопасности Сената председатель комитета Кутбиддин Бурхонов заявил: «Сегодня в распоряжении АО «Худудгазтаъминот» имеется всего 89 172,1 километра газовых труб. 20 525,3 километра этих труб используются до 10 лет; 25 729,2 километра – 10-25 лет; 42 917,5 километра – 25-30 лет и более. Значит, столько лет не меняли трубопровод центральной системы. В чём причина? Население столько лет платит деньги за газ, БПИ даже описывает автомобили не оплативших, чтобы покрыть задолженность».

Как видите, коммунальное хозяйство находится в плачевном состоянии. А добавьте фактор ввода новых потребителей в виде новостроек. Мало где можно увидеть новый жилой комплекс, построенный внутри старого района, где была бы расширена или улучшена транспортная инфраструктура, введены новые трансформаторные подстанции, посажены лиственные деревья. При этом пункт 8.2.2. Санитарных правил и норм содержания и благоустройства территории населённых мест в условиях Республики Узбекистан (СанПиН РУз № 0329-16 от 6 мая 2016 года) предписывает: «Зелёные насаждения непосредственно в жилых домах должны составлять от 5,5 до 8 квадратных метров на одного человека – это тот минимум, ниже которого допустить невозможно».

Также, точечная застройка отрицательным образом влияет на экологию пространства. На месте зрелых деревьев высаживают саженцы, которые не дают тени и прохлады. Недавно архитектором-урбанистом Анваром Мухамеджановым было проведено исследование о том, какими характеристиками должны обладать озеленённые территории Ташкента в целях создания прохладного микроклимата. Изучалось 15 городских зелёных зон по всему городу.

Согласно полученным результатам, плотно посаженные деревья сами по себе не могут быть основным фактором смягчения температуры. Предпочтения необходимо отдавать плотной посадке деревьев с развесистой широкой кроной, высокому проценту озеленения, а также стратегическому расположению высоких деревьев. В ходе изучения был подтверждён факт, что «в местном климате густота посадки деревьев с развесистыми лиственными кронами играют основную роль в создании комфортного микроклимата, нежели плотно высаженные можжевельники».

Другими словами, плотная посадка молодых деревьев, включая так полюбившиеся отечественным чиновникам хвойные кустарники и деревья, не влияют на формирование прохладных зон. Ташкенту жизненно необходимы деревья с раскидистой кроной высотой 15 метров и более. Именно развесистые лиственные кроны создают много тени, препятствуя перегреву земной поверхности и формируют микроклимат.

«Мы рекомендуем сажать чинары, дубы, каштаны, ясени, клёны, катальпы, кельрейтерии, акацию Ленкоранскую, Богрянник канадский, Метосеквойи. Эти декоративные деревья прекрасно растут и будут долге годы украшать город в наших климатических условиях. За этими деревьями первые годы требуется особый уход – надо поливать 2 раза в неделю, а в чиллю – три раза в неделю, также разрыхлять, удобрять почву. Лучше сажать меньше, но ухаживать так, чтоб все 100 процентов прижились», – рекомендует специалист по деревьям и кустарникам, дендролог Ботанического сада имени академика Ф. Н. Русанова Атиргул Халмуразаева.

Но именно такие деревья вырубают новоявленные «лесорубы». Именно такие деревья подвергаются варварской обрезке, которая получила в народе название «пальминг».

В результате в городах уменьшается альбедо (коэффициент отражения светового потока) подстилающей поверхности. Большая часть элементов городской застройки (например, улицы и дороги, мягкие кровли зданий) имеет более низкое альбедо, чем естественный ландшафт.  

В мае на территории Ташкента отмечалось несколько случаев пыльных бурь. «Ташкент не является засушливым регионом, но бурное строительство, ведущееся в последние годы у нас в Узбекистане и в городе Ташкенте, способствует образованию большого количества песка и пыли, которые поднимаются в воздух даже при не очень сильном ветре», — говорится в сообщении Узгидромета.

«Большие города – они как эти камни. Могут казаться прочными на вид, но стоит их расшевелить, и они обрушатся» (Скотт Вестерфельд, американо-австралийский писатель-фантаст)

Большие города являются крупнейшими потребителями продовольствия, и, как правило, окружающая сельская территория не в состоянии его поставлять. Разрастание городской территории ведёт к сокращению ценных сельскохозяйственных угодий, что в условиях развивающихся стран ещё более обостряет продовольственную ситуацию.

Крупнейшие города – производители огромных объёмов отходов. В Ташкенте среднегодовой объём вывоза отходов – 1,34 миллиона кубометров или 650 тысяч тонн. Ежегодно объём мусора, производимого ташкентцами, возрастает на 5-7 процентов.

Урбанизация изменяет рельеф, геологические условия, гидрологический режим, почвы пригородных территорий, влияет на климат. Для нужд рекреации преобразуются пригородные леса, луга и водоёмы, происходит прямое и косвенное уничтожение первичных природных комплексов, обедняется растительный и животный мир.

Большой город создаёт массу социальных проблем: перенаселённость, бедность, преступность, жилищная проблема. В мире три миллиарда человек живут в крупных городах, и каждый третий горожанин не имеет нормального жилья. Поскольку большинство людей устремилось в города, то здесь увеличивается безработица, растёт перенаселённость, обостряется проблема жилья, крепнет преступность, социально-политический порядок оказывается нестабильными.

Переизбыток сельского населения превращается в переизбыток городского. Появляются маргинальные занятия: уличная торговля, проституция, воровство, грабежи, попрошайничество и другие. Уровень преступности в городах, где социальный и административный контроль над гражданами осуществлять сложнее, чем в сельской местности, выше. Анонимная городская среда порождает равнодушие, отчуждённость и безучастность жителей к происходящим вокруг них событиям.

Урбанизация, достигшая ныне всемирных масштабов, породила множество связанных с ней процессов: субурбанизацию (развитие пригородов больших городов и переселения населения в пригороды), рурбанизацию (распространение городских форм и условий жизни в сельской местности), джентрификацию (реконструкция пришедших в упадок городских кварталов) и других.

Проведение стихийной урбанизации без наличия генеральной схемы расселения на территории Республики Узбекистан, консолидированных схем градостроительного планирования, схем планировки и отраслевых схем развития территорий и, наконец, генеральных планов может привести к формированию ложной урбанизации. Отсутствие генеральных планов влечёт за собой грубое нарушение прав жителей городов на благоприятные условия жизнедеятельности, прав и законных интересов правообладателей земельных участков и объектов недвижимости.

Основная масса внутренних мигрантов стремится перебраться для поиска работы прежде всего в Ташкент и города, входящие в орбиту большой ташкентской агломерации: Алмалык, Ангрен, Ахангаран, Янгиюль, Чирчик. Но Ташкенту не надо стремиться становится мегаполисом с агломерацией.

Необходимо развивать большие и крупные города, способные стать региональными лидерами, выравнивать степень экономического развития разных территорий страны. В противном случае, это приведёт к постепенной потере значения городов, как центров развития, притяжения излишков трудовых ресурсов из села, и, в конечном итоге, отрицательно повлияет на перспективы модернизации Узбекистана.

Понимают ли власти всю порочность практики застройки города без генерального плана? Понимают ли, что зачастую точечные застройки не только возводятся с нарушением действующих градостроительных и санитарных норм и правил, не только уродуют город, но при этом нарушаются права граждан и действующее законодательство. Принятие незаконных решений о сносе, вырубка многолетних деревьев, принудительное выселение, нежелание застройщиков выплатить равноценную компенсацию, или вообще что-то платить собственнику или владельцу – это лишь часть вопросов возникающих при строительстве новостроек.   

По данным Генеральной прокуратуры Узбекистана в 2020 году были приняты незаконные решения о 80 сносах: в Андижанской области – 48 случаев, в Ташкенте – 11, в Наманганской области – 7, в Джизакской – 6, в Каракалпакстане – 4, в Бухарской – 3 и Кашкадарьинской – 1. В результате по всей стране нарушены права и интересы 1 338 владельцев имущества, перед которыми образовалась задолженность в виде невыплаченной компенсации на 221,5 млрд сумов.

В разрезе регионов самая большая задолженность в Ташкенте (76,4 млрд сумов), затем идут Сырдарьинская область – 51 млрд, Ташкентская – 49 млрд сумов, Кашкадарьинская – 17 млрд, Сурхандарьинская – 9,7 млрд, Джизакская – 7 млрд, Самаркандская – 5 млрд, Ферганская – 2,4 млрд и Андижанская – 2 млрд сумов – области.

Представитель Генпрокуратуры Абдурахим Мухиддинов также заявил, что в 2020 году остались не выплаченными 55 процентов компенсаций, установленных по итогам 2019 года. По состоянию на 1 января 2020 года по выплате компенсаций имелась задолженность в 443 млрд сумов, и в течение года владельцы имущества получили лишь 202 млрд сумов (45 процентов).

Жителям необходимо повышать правовую грамотность и учиться защищать свои права и интересы. Красивый лозунг «Не народ должен служить государственным органам, а государственные органы должны служить народу» канул в Лету.

Не молчите! Объединяйтесь с соседями, с неравнодушными людьми. Протестуйте, даже если строительство непосредственно не затронуло ваши имущественные права.

Права людей считаются нарушенными, если:

  • строительство, производится непосредственно во дворе жилого дома;
  • застройщики отгородили строительным забором территории, принадлежащие для пользования жителями соседних многоквартирных домов;
  • на строительной площадке производится вырубка деревьев;
  • на территории дворов близлежащих домов, застройщик складывает строительный мусор;
  • стройматериалы и техника для строительства, находится за пределами строительной площадки;
  • имеет место шум, производимый строительными работами, в ночное – с 23-00 до 6-00 часов – время.

Все эти случаи, подразумевают, что жильцы могут и должны отстаивать свои права и интересы. Кроме того, до начала строительных работ необходимо выяснить правомочность действий застройщика.

Горожане ответственны за город, за то, что с ним делают. Можно, конечно, промолчать, видя, как в соседнем дворе разворачивается строительство очередного «шедевра». Но в таком случае не стоит обижаться, когда экскаватор заедет и на ваш двор. Есть замечательный пример единения горожан (да и не только горожан) – это защита сквера «Голубые купола» в Ташкенте от планируемого чиновниками сооружения стелы «Истиклол». И ведь защитили сквер!

Это наш город. Нам здесь жить. Нам, нашим детям и внукам. Чиновники – временщики, для которых интересы народа не интересны. Им всё равно, что будет с городом, с горожанами. Они имеют возможность безболезненно переехать на жительство в более комфортные места или оплатить учёбу детей в зарубежных университетах. «Здесь и сейчас» – вот их девиз.

Но не наш! Ведь нам хочется, чтобы Ташкент остался таким, каким мы его помним: добросердечным и гостеприимным, отзывчивым и дружелюбным, с роскошными шапками вековых чинар и весёлым журчанием воды в арыках…

Вместо послесловия

Стихийная урбанизация, точечная застройка, наплыв людей из сельской местности… Кому выгодна такая ситуация? Чиновникам, которые выдали разрешение на такое строительство. Застройщикам, который получают хорошую прибыль. Новым жильцам, купившим квартиры с повышенной комфортностью. Но ни жильцам из близлежащих домов, ни экологии – это невыгодно.

Чаще всего дома, втиснутые между существующими объектами, позиционируются как объекты повышенной комфортности. Нет, это объекты повышенной конфликтности. Пренебрежение сложившимся укладом жизни старожилов; размещение дополнительно появившихся машин под окнами домов, на детских и спортивных площадках; появление пакетов с мусором в подъездах или арыках…

Власть, проводя стихийную урбанизацию, пытается таким образом уплотнить население, забывая о том, что нарушаются права людей. Ведь при такой застройке нарушаются градостроительные нормы и правила, уничтожаются спортивные и детские площадки, подъездные пути к домам, вырубаются деревья, резко ухудшается экология.

Возрастает нагрузка на существующие сети электро-, газо-, водоснабжения и водоотведения, магистральные улицы и дороги местного значения. То, что все системы изношены ясно не только специалисту, но и обывателю. Но городские власти с завидным упорством – без генерального плана –продолжают порочную практику точечного строительства, увеличивая нагрузку на и так неэффективно работающую инфраструктуру.

С начала действия моратория и до конца 2020 года – по сообщению Госкомэкологии – было незаконно вырублено более 7,8 тысячи деревьев. За прошедший период 2021 года в стране незаконным методом вырубили 1,3 тысячи деревьев. «За незаконную вырубку 1 313 ценных деревьев и повреждение 619 деревьев правонарушителям был назначен штраф в размере 2,5 млрд сумов», – говорится в заявлении пресс-службы Госкомэкологии.

Разве штраф способен воссоздать загубленное дерево? Нужно наказывать таких людей общественными работами на несколько месяцев: чистка арыков и ирригационных сетей, полив посаженных саженцев и рыхление почвы под ними, уничтожение сорняков и внесение удобрений.

Никто не несёт ответственности за то, что 70 процентов посаженных саженцев гибнет; что, несмотря на мораторий, деревья рубят; что насаждения болеют из-за распространения насекомых-вредителей; что городская ирригационно-дренажная система разрушена; что коммунальные сети не модернизируются, не расширяются и функционируют на пределе; что точечное строительство уродует город, а горожане являются заложниками застройщиков; что до сих пор не разработан генеральный план…

Город – живой организм и, очень возможно, что скоро его стошнит...

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости

Популярные новости