Узбекистан

23.06.2021 | 15:34

Солнечный и каменный 

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, что стихийная урбанизация приводит к деградации городов – часть I. 

Солнечный и каменный 

Люди создали свои собственные джунгли.

Генри Лайон Олди, писатель-фантаст. 

Европейским городам минувшие века придают вес, тогда как американские с истекшими годами склоняются к упадку, ибо они построены, чтобы обновляться с той же быстротой, с какой были возведены, то есть плохо.

Клод Леви-Строс, французский этнолог, социолог и философ. 

В начале июня в Ташкенте были установлены новые рекорды максимальной температуры воздуха за последние три столетия, сообщает Узгидромет.

6 июня воздух в столице прогрелся до +42,6 градуса (предыдущее максимальное значение этого дня было зафиксировано в 1811 году (+38,5 градуса). 7 июня воздух прогрелся до +40,8 градуса (до этого наибольшая температура в этот день была отмечена в 1894 году (+39,7 градуса).

«Климат — это то, чего вы ожидаете, а погода — то, что вы получаете» (Роберт Хайнлайн, американский писатель)

Климат – многолетний режим погоды, определяемый географической широтой местности, высотой над уровнем моря, удалённостью местности от океана или морей, рельефом суши, характером подстилающей поверхности, антропогенными воздействиями и другими факторами.

Погодой называется отражение хода процессов в атмосфере в данное время. Она характеризуется следующими метеорологическими элементами: солнечной радиацией (продолжительностью солнечного сияния), температурой воздуха и поверхности почвы, влажностью воздуха, атмосферным давлением, скоростью и направлением ветра, облачностью, осадками, снежным покровом, горизонтальной видимостью и другими атмосферными явлениями.

То, что на климат оказывает определенное влияние деятельность человека – доказанный факт. Хотя казалось, какая связь между урбанизацией и изменением климата?

Создание городов с их стеклянно-бетонными массивами, концентрацией различных источников загрязнения природной среды, сокращение зелёных массивов не только преобразует земную поверхность, но и способствует образованию особого – городского – климата. Будучи специфическим климатом урбанизированных территорий, городской климат характеризуется своеобразием термического режима, режима влажности, режима осадков и другими.

Первое следствие урбанизации – возникновение «теплового острова» (urban heat island (UHI). Это увеличения температуры воздуха в городе по сравнению с окружающей его местностью.

Основная причина повышенных температур в городе – антропогенные преобразования земной поверхности. 

Они проявляются в плотной застройке городской среды; покрытии естественной поверхности материалами, активно поглощающими тепловое излучение; сокращении площадей, занятых зелёными насаждениями, что ведёт к изменениям в термических свойствах земной поверхности и понижает суммарное испарение. Такие материалы, как бетон и асфальт, – обычно используемые в городах для строительства дорог, стен и крыш зданий, – существенно отличаются по своим термическим (включая теплоёмкость и теплопроводность) и поверхностным излучательным свойствам (альбедо) от свойств окружающих природных территорий. 

По оценкам специалистов объём бетона может удержать приблизительно в 2 000 раз больше тепла, чем эквивалентный объём воздуха. Это приводит к изменению энергетического баланса территории, что и влечёт за собой повышение температуры в городе по сравнению с окружающей местностью.

Формирование «теплового острова» связано также с особенностями геометрии земной поверхности на территории города. Высокие здания имеют большую площадь поверхности для отражения и поглощения солнечного излучения, что увеличивает интенсивность нагрева городских территорий. Это явление носит название «эффект городских каньонов» (urban canyon effect). При этом, тепловые выбросы от зданий являются значительными и составляют около половины общего объёма выбросов, делая их основным виновником образования «теплового острова».

В городе происходит блокирование ветров, что приводит к снижению интенсивности конвективного охлаждения. Автомобили, промышленные предприятия и другие источники также вносят свой вклад в формирование избыточного тепла. Высокий уровень загрязнения городских территорий также может усилить эффект «теплового острова», так как многие виды загрязнителей изменяют радиационные свойства атмосферы. 

Тепловые потери в энергетике являются вторым ведущим фактором. В ташкентской системе теплоснабжения, например, лишь 59 процентов теплоэнергии доходит до потребителя (остальное тепло теряется). При росте урбанизированных центров происходит изменение всё больших территорий, растёт и средняя температура поверхности в их пределах. 

Тепловой остров города характеризуется хорошо выраженной суточной динамикой: наибольших значений разница температур между городом и пригородом достигает вечером и ночью — здания переизлучают накопленное за день тепло. Как пишет архитектор-урбанист Анвар Мухамеджанов:  «Из-за увеличения жарких ночей (когда температура ночью не опускается ниже 20 градусов Цельсия) и жарких летних дней, качество жизни в урбанизированных районах ухудшается; увеличивается число людей, страдающих тепловыми заболеваниями (тепловые удары, истощения и кардиореспираторные заболевания)».

Это подтверждают и статистические данные о заболеваемости по основным классам болезней:

На урбанизированных территориях резко уменьшается расход тепла на испарение за счёт сокращения площадей с открытым почвенным покровом и занятых зелёными насаждениями. В то же время быстрое удаление атмосферных осадков системами дождевой канализации не позволяет создавать запас влаги в почве и поверхностных водоёмах.

Формирование острова тепла приводит к снижению комфортности городской среды для людей. Слишком высокие температуры летом и повышенная влажность зимой неблагоприятно влияют на здоровье горожан.

«Городские стены строятся из обломков деревень» (Жан-Франсуа Паро, французский дипломат и писатель)

В последние годы происходит активное строительство в городской зоне страны. Руководство страны заявило о необходимости повышения урбанизации Узбекистана с 35,5 процента до 60 процентов к 2030 году.

Странно, что показатель текущего уровня урбанизации в стране был озвучен на уровне 35,5 процента: по данным Узстата доля городского населения на 1 января 2016-2021 годов уже составляет 50,6 процента.

На конец 2009 года численность проживающих в городах достигла 14,2 млн человек или 51,7 процента всего населения республики, увеличившись за год на более чем 4,5 млн. горожан или почти в 1,5 раза. Что же произошло в 2009 году: массовая сдача крупных жилых массивов в городах или образование новых крупных населённых пунктов?

Это очень занимательный факт, который показывает, как можно провести «фокус-покус» с данными размещения населения и сделать мгновенный рывок из страны с преимущественно сельским населением в урбанизированное государство.

Дело в том, что 2009 год был объявлен «Годом развития и благосостояния села». Постановлением правительства от 13 марта 2009 года «О дополнительных мерах по совершенствованию административно-территориального устройства населённых пунктов Республики Узбекистан» был утверждён перечень сельских населённых пунктов, отнесённых к категории городских поселков решениями Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан и областных Кенгашей народных депутатов.

Мгновенно 965 сельских населённых пунктов стали городскими посёлками, а их жители – свыше 4,5 млн человек – из сельских жителей превратились в горожан. Но административное решение не смогло таким же волшебным способом обеспечить городскими условиями жителей большинства малых городов и городских поселений. И, прежде всего, по доли населения, занятого несельскохозяйственным трудом.

Жители таких «городских пунктов», продолжают заниматься в основном сельскохозяйственными работами и ведут сельский образ жизни. Для этих категорий поселений характерными являются изношенность объектов производственной и социальной инфраструктур, неудовлетворительное состояние транспортной коммуникации и сферы услуг, нехватка финансовых средств и квалифицированных кадров, а также высокий уровень безработицы.

В малых городах и городских посёлках проживает около 9 млн человек, и их «городская» жизнь мало отличается от той, которую ведут жители сельской местности. Так же, как и на селе, отсутствие работы вынуждает «городских» жителей искать работу или за рубежом, или в крупных или больших городах. Очень часто эта работа носит неформальный характер.

Можно предположить, что чиновники взяли «реальный» уровень городского населения (около 36 процентов). Имея статистические данные о том, что урбанизация уже достигает более 50 процентов можно не волноваться, что к 2030 году доля «городского» населения достигнет 60 процентов. Здорово, правда? Отчитаться, что за 10 лет уровень урбанизации вырос с 36 до 60 процентов.  

Кроме того, указом президента от 10 января 2019 года «О мерах по коренному совершенствованию процессов урбанизации» предусмотрено создание условий для свободного перемещения населения из сельской местности в города. Стихийное переселение людей из малых городов, поселков и кишлаков в крупные города ставит вопрос повышения производительности труда в сельском хозяйстве.

В 2020 году численность занятых в сельском, лесном и рыбном хозяйствах колебалась от 3,5 до 3,8 млн человек или один работник в этих отраслях обеспечивает 9,1-9,9 человека. В случае достижения 60-процентоной доли городского населения один работник должен будет обеспечивать 15-17 человек или к 2020 году выработка продукции в натуральном выражении в сельском хозяйстве должна увеличиться в 1,5-1,7 раза. 

Это сложная задача, учитывая, что в 2020 году объём ввоза пищевых продуктов и живых животных составил 1,6 млрд долларов или почти 7 процентов всего импорта. Уже сейчас цены на продукты в столице гораздо выше, чем в других регионах страны. Недавнее исследование, проведённое сотрудниками Института прогнозирования и макроэкономических исследований, показало, что в Ташкенте ряд продуктов стоит дороже, чем в Лондоне, Берлине и Москве.

«Я удивляюсь, почему ваши преступники не указывают в качестве смягчающего обстоятельства редкостное безобразие вашего города» (Оскар Уайльд,ирландский писатель и поэт)

В 24 населённых пунктах страны сконцентрировано 255,7 тысяч человек (19 процентов) от общего количества лиц, нуждающихся в трудоустройстве. Вместо того, чтобы строить компактные поселения в средних и малых городах, развивать там промышленность и сферу услуг у нас осуществлялась Программа по строительству индивидуального жилья по типовым проектам в сельской местности. Сейчас уже на официальном уровне признан крах этой программы.

В крупных городах всегда растёт нестабильность, неустойчивость и неравенство. Это правило, потому что город не может принять всех желающих, а шатающиеся без дела люди – это питательная среда для расцвета противоправной деятельности. 

По данным Узстата за первый квартал 2021 года число преступлений выросло по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 82 процента. И лидером является столица, где за первый квартал этого года общее количество преступлений выросло в 2,5 раза.

Даже столица не может похвастаться высоким уровнем экономического и социально-культурного развития, решением проблемы нормального санитарно-эпидемиологического состояния, налаженной транспортной инфраструктурой, многообразием развлечений и доступностью жилья. Поэтому Ташкент и занял 203-е место в рейтинге лучших городов мира по качеству жизни из 231 города, которые попали в обследование, проводимое международной консалтинговой компанией Mercer.

Наплыв населения в крупные города чреват и перегрузкой социальной инфраструктуры (детских садов, школ, больниц) и систем коммунального хозяйства (электро-, газо- и водоснабжение, канализация и водоотведение).

Точечная застройка уже привела к повышению нагрузки на инфраструктуру, а участившиеся в последнее время аварии показывают, насколько изношены объекты коммунального хозяйства. И это, например, уже почувствовали ташкентцы: отсутствие электроэнергии, регулярные аварии на теплотрассах, снижение качества питьевой воды, вонь и отвратительные запахи в различных районах города...

Происходит стихийная урбанизация. Говоря об урбанизации, чиновники ни словом не обмолвились о необходимости разработки схемы расселения. Статья 12 Градостроительного кодекса гласит: «Размещение новых и развитие существующих населённых пунктов осуществляются в соответствии с долгосрочными прогнозами социально-экономического и инвестиционного развития территорий, Генеральной схемой расселения на территории Республики Узбекистан, схемами планировки территорий и проектами планировки района (групп районов), градостроительной документацией о развитии и застройке территорий населённых пунктов». 

Строительство и развитие многих городов осуществляется без генеральных планов, что противоречит тому же Градостроительному кодексу: «Генеральным планом населённого пункта определяются проектные решения, предусматривающие:

основные направления развития территории населённого пункта с учётом особенностей социально-экономического развития, природно-климатических условий и прогноза численности населения;

зонирование территорий и очерёдность их застройки;

соотношение застроенной и незастроенной территории населённого пункта» (статья 54).

Что происходит у нас? К Ташкенту присоединяются территории области; застройщиками захватываются все лакомые земельные участки; нарушаются действующие градостроительные нормы и правила; вырубаются или варварски «обрезаются» деревья в условиях объявленного моратория... 

Уже становится очевидным, что чиновникам самого высокого ранга выгодно отсутствие генерального плана Ташкента. Ничем другим нельзя объяснить отсутствие какой-либо реакции на невыполнение пункта 14 указа президента от 17 августа 2018 года № УП-5515, предписывающего:

«Хокиму города Ташкента внести в Кабинет Министров Республики Узбекистан:

до 1 января 2019 года проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении концепции генерального плана города Ташкента;

до 1 декабря 2019 года на основе утверждённой концепции генерального плана города Ташкента — проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении генерального плана города Ташкента».

А ведь в статье 54 Градостроительного кодекса прямо указано: «Запрещается проектирование и строительство объектов на территории населённых пунктов без генерального плана и другой необходимой градостроительной документации».

Как гласит формула древней латинской юриспруденции «Qui proudest» («Ищи, кому выгодно»)…

16 июня прошло заседание Общественного совета при хокимияте города Ташкента, на котором был обсуждён вопрос подготовки и проведения общественных слушаний по проблемам разработки генерального плана столицы и определения причин невыполнения указа президента, согласно которому генеральный план города должен был разработан в декабре 2019 года. Середина 2021 года, а Общественный совет лишь сейчас заинтересовался «проблемами разработки генерального плана». 

Но «лучше поздно, чем никогда»: ведь ни правительство, ни депутатов, ни сенаторов проблема отсутствия генерального плана столицы, видимо, не волнует. Зато вопросы изменения границ административно-территориальных образований решаются крайне оперативно.   

«Он говорил о своём городе, что в нем пятнадцать тысяч жителей, но не более трёхсот душ» (Жильбер Сесброн, французский писатель)

На прошедшем 15 июня заседании Законодательной палаты Олий Мажлиса депутаты рассмотрели вопрос об изменении границ административно-территориальных единиц Ташкентской области. В частности, предполагается выделить 2 931,8 гектара земель Ахангаранского района (из них 1 819,7 гектара – земли сельскохозяйственного назначения) – городу Ангрену; 588,6 гектара (из них 464,9 гектара – земли сельскохозяйственного назначения) Бекабадского района – Бекабаду; 256,7 гектара Бостанлыкского и 1 584 гектара (из них 106,5 га – земли сельскохозяйственного назначения) Кибрайского районов – Чирчику; 388 гектаров (из них 44 гектара –  земли сельскохозяйственного назначения) Янгиюльского района – Янгиюлю; 23,1 гектара (из них 11 гектаров – земли сельскохозяйственного назначения) Ахангаранского района – Алмалыку. 

По словам депутатов, изменения «послужат решению проблемных вопросов на границах городов и районов области, повышению качества жизни населения, коренному совершенствованию социальной инфраструктуры и дорожного хозяйства». И опять возникает вопрос: «А были ли предварительно разработаны и рассмотрены схемы планировки территорий?» Статья 55 Градостроительного кодекса гласит: «Проекты черты границы населённых пунктов разрабатываются на основании схем планировки территорий, проектов планировки района (групп районов) и генеральных планов населённых пунктов». Или и здесь чисто административное решение, как было, например, с созданием Янгихаётского района за счёт присоединения земель сельскохозяйственного назначения к столице.

Статья 43 Земельного кодекса предупреждает, что «перевод земель сельскохозяйственного назначения в другие категории земель для несельскохозяйственных нужд допускается в исключительных случаях в соответствии с настоящим Кодексом и другими актами законодательства».

Речь идёт не просто о земельных участках. Речь – в ряде случаях – идёт об орошаемых землях, которые находятся под особой защитой: «Не допускается выделение орошаемых земель для несельскохозяйственных целей, в том числе для строительства промышленных и гражданских объектов (зданий и сооружений), а также теплиц, в которых применяются новые методы передовых технологий (гидропоника и другие), не требующие плодородных почв, за исключением случаев выделения земель в соответствии с решением Президента Республики Узбекистан» (статья 44 Земельного кодекса).

Хаотичная урбанизация вместо положительного эффекта может принести множество проблем. Особенно в условиях отсутствия утверждённых генеральных планов городов. 

Неимение генерального плана – это отсутствие важнейшего нормативно-правового акта, определяющего территориального планирования города, различные функциональные зоны города: жилые, общественно-деловые, производственные, инженерной и транспортной инфраструктуры, рекреационные, территории объектов культурного наследия, зон с особыми условиями использования территорий и иных объектов с особым режимом. 

В случае, если генеральный план не утверждён, то можно говорить об отсутствии одного из основных градостроительных документов, определяющих назначение территории. В таких условиях возможности получить права на земельные участки или осуществить новое строительство должны быть заблокированы до принятия соответствующих градостроительных документов.

Данный нормативно-правовой акт принимается на длительный период времени (расчётный срок 15-20 лет, с выделением первой очереди строительства на период 7-10 лет) и определяет функциональные зоны территории. Генеральный план имеет особое значение при получении разрешений на новое строительство.

Понятно, что отсутствие генерального плана предоставляет возможность застройщикам – при активной поддержке чиновников – выбрать практически любую городскую территорию для своих девелоперских проектов. При этом уничтожаются зелёные насаждения, ухудшается экология и среда обитания людей, зачастую нарушаются действующие градостроительные нормы и правила. 

Чиновники успокаивают нас, что Ташкент остаётся «городом-садом». Приводят впечатляющую информацию, что «в декоративном озеленении Ташкента имеются более 220 видов деревьев и кустарников, относящихся к 102 родам и 48 семействам. Площадь зелёных насаждений в Ташкенте составляет около 15,2 тысячи гектаров (35 процентов от площади города) или 69 квадратных метров на одного жителя. Этого достаточно, чтобы отнести Ташкент к „зелёному“ городу».

Но чиновники лукавят. Имеет место такая же манипуляция, как и с увеличением доли городского населения с 35,8 до 51,7 процента в 2009 году.

Основатель экологического сайта sreda.uz Наталия Шулепина в статье «Когда в Узбекистане будет принят Закон «О зелёных насаждениях общего пользования?» пишет: «В Ташкенте при подготовке генерального плана в 2012 году проанализированы разные параметры, важные для развития. В том числе сделана оценка площади озеленения. Имелись в виду не газоны и цветы, а деревья и кустарники в парках, скверах, во дворах (в селитебной зоне). Вот цитата из Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) технико-экономического обоснования генплана: „Территория города имеет недостаточную площадь озеленения. Оно является важным реабилитирующим фактором не только в создании микроклимата, очищения атмосферного воздуха от пыли и газов, но и при выполнении мелиоративных функций для улучшения водно-физических свойств почво-грунтов. Площадь зелени общего пользования составляет 1 242 гектара или 3,8 процента. Недостаток площади озеленения отмечается в Сергелийском, Мирабадском, Хамзинском, Сабир-Рахимовском, Шайхонтохурском и Мирзо-Улугбекском районах. Отсутствует общественная зелень среди селитебной застройки в Бектемирском районе“.

Подготовка ОВОС – это большая исследовательская работа. Спустя несколько лет чиновники, желая оправдать систематическую вырубку деревьев и свои разрешения (согласования) рубить, считают «общественной зеленью» газоны и утверждают, что её в городах Узбекистана и, в частности, в Ташкенте, больше, чем надо. Отсюда и звонкие заявления, что по озеленению Ташкент впереди планеты всей. Чиновники озвучивают их для своего самоуспокоения. Трава не очистит атмосферный воздух от пыли и газов, не улучшит, а при обильном поливе даже ухудшит водно-физические свойства почво-грунтов. Вырубка чинар, чья корневая система работает как насос, и других деревьев с мощной корневой системой, приводит к повышению уровня грунтовых вод, подтоплению фундаментов». 

Более того, в площадь отдельных участков озеленённой территории включаются площадки для отдыха, для игр детей, пешеходные дорожки, если они занимают не более 30 процентов общей площади участка. Правильно ли так считать? Методически правильно, но международные организации так уже не ведут учёт озеленения территорий.

Продолжение следует.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости

Популярные новости