МНЕНИЯ
12:29, 15 мая

Никому не нужная: как узбекистанка добровольно оказалась в детском доме

Repost публикует историю узбекистанки, ставшей сиротой при живых родителях.

Карина, 19 лет

(Имя изменено по просьбе героини)

Путь к беззаботному детству

Свое раннее детство помню отрывисто: вечный запах алкоголя, треск бутылок, шумных компаний моей матери, которая забросила меня как ненужный предмет в угоду своим утехам. Когда мне исполнилось пять лет, у мамы появился очередной сожитель дядя Алишер.

Он с первых дней потребовал остановить посиделки, выпивки с друзьями, что очень обрадовало меня. В этом человеке я увидела сильную личность, но тогда мне только показалось. Время шло, мама кардинально изменилась. У жизни появился смысл, мы стали собираться за семейными ужинами, дядя Алишер взял мое воспитание на себя. Жизнь улучшалась, и я начала ходить на кружки по танцам и рисованию. Мама продолжила свое дело портнихи, шила изумительные наряды. Отчим много работал, баловал меня разными подарками.

Домашнее насилие как элемент воспитания

Прошел год, я пошла в первый класс, мама сшила нарядную форму. В характере отчима появились странности, он начинал неожиданно агрессивно обращаться со мной и мамой. Ссылаясь на усталость и тяжелую работу, мама просила его не тревожить.

Однажды в школе дали задание выучить стихотворение, я пришла домой и начала учить. У меня не получалось, подключился отчим: он читал, а я повторяла за ним. Я просто не могла запомнить стих, как вдруг отчим взял меня за шиворот, поволок в сторону кухни и запер меня в чулан. Я начала громко кричать и плакать, сопротивлялась, но ничего не смогла сделать. В подвале просидела 15 минут, от страха начала задыхаться. Мама услышала мои крики и открыла чулан. Со слезами на глазах бросилась к ней на шею. Рассказала о поступке дяди Алишера, но она будто не слышала, не реагировала совсем.

Как-то раз я сообщила матери о предстоящем празднике в школе и попросила сшить красивое платье. Мама с радостью согласилась. Вечером того дня отчим пришел домой разгневанный. Он потерял свою работу, запершись в комнату, они долго ругались с мамой. Следующим утром, завтракая все вместе, отчим накинулся на меня, начал кричать, требуя не чавкать во время еды.

Время шло, в скором времени мама узнала, что беременна. Через девять месяцев на свет появился Мирмухсин, моей радости не было предела. Но мои прекрасные родственные чувства в один миг превратились в ненависть. Дядя Алишер начал нас делить на «своих» и «не родных». Меня в лицо без стеснения называл «безотцовщиной». Мама в эти отношения не вмешивалась, так как сама была в стрессе. Семейные скандалы не прекращались. Из разговоров поняла, что отчим задолжал огромную сумму людям и всю злобу срывал на маме и мне.

Попрошайничество – спасение от побоев

Одним зимним утром мы с отчимом сели в такси, чтобы поехать в школу. По дороге на одной из центральных улиц он высадил меня, потребовав найти деньги путем попрошайничества. Я обомлела, не понимая, что происходит. Он сел в машину и уехал. Два часа я бродила по улице. Через какое-то время пришел дядя Алишер и требовал деньги, которых у меня не было. Узнав, что денег нет, он начал бить меня по лицу и рукам. После этого случая он каждый день после уроков заставлял просить милостыню, в противном случае избивал.

Однажды меня поймали сотрудники ОВД, отвели в отделение и отправились на поиски родителей. Родителей нашли, они заплатили штраф, а меня отправили домой. Дома мое тело превращалось в грушу для битья. У меня было два выбора – избиения или попрошайничество.

Декабрьским предновогодним утром отчим выбросил меня возле парка. В какой-то момент я увидела машину милиции, подошла к ним и попросила помощи. В очередной раз отвезли в отделение, спрашивали, где родители. Я сделала вид, что потеряла память, и позже меня отправили в детский дом. Прошло пять лет жизни в детдоме, иногда перед праздниками меня посещала мама с братом. Она часто плакала и говорила: «Боюсь его, поэтому не могу забрать тебя». Я её не корю за это, значит, такова моя судьба – быть сиротой при живых родителях.

В последний праздник, на 8 Марта, мама не пришла ко мне, я решила сама позвонить и поздравить. Взяла у воспитательницы телефон, на радостях стала звонить, а мама поднимает трубку и со злостью говорит: «Как ты меня достала, ненуженка, оставь нас в покое». В тот момент внутри что-то оборвалось, наверное, эти слова я запомню до конца жизни.

Успех как благословение

После того случая я никогда больше не беспокоила маму, внушила себе, что мои родные умерли. Тем временем прошло еще шесть лет, мне исполнилось 18. Эти годы я жила своей жизнью, развивалась, благодаря своему художественному таланту выигрывала республиканские конкурсы. Мои старания не прошли даром, я поступила в институт на основе гранта.

Во время учебы как-то раз меня вызвали в деканат, там увидела маму и была крайне удивлена. Она заливалась слезами, умоляла  простить её, рассказала о том, что выгнала сожителя. Просила вернуться домой, начать жизнь с нового листа, но я отказалась.

Я лишь посмотрела на маму и сказала: «Отказалась от меня, как от ненужного предмета, выкинув в неизвестность, а теперь опять тебе кукла нужна?! Я научилась жить сиротой, мне теперь никто не нужен».


Подготовила: Жанна Рахимова


Если вам есть, о чем рассказать или вы стали жертвой насилия, расскажите об этом нам анонимно: regina@repost.uz или напишете в Телеграм: +99897 4430995 (Telegram).


Для получения юридической и психологической помощи жертвам насилия можно позвонить по номеру 1146


Получайте статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ.

Re:post
12:29, 15 мая

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ