Узбекистан

07.11.2020 | 13:49

«А у нас в квартире газ! А у вас…» 

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему монополии привыкли перекладывать проблемы неэффективного управления на бизнес и граждан. 

«А у нас в квартире газ! А у вас…» 

Товарный или рыночный монополист никогда не бывает лидером и не может им быть… Монополист никогда не станет лидером, потому что потребитель не может выбирать. 

Питер Дракер, американский специалист по менеджменту. 

В интернете получил распространение приказ Министерства энергетики от 26 октября № 143, в котором говорится, что «в целях непрерывного обеспечения экономики, объектов социальной сферы и жилищного фонда газом в период 2020/2021 годов» крупные предприятия из сфер, не считающихся социально значимыми, должны быть отключены с 1 ноября от подачи природного газа и переведены на альтернативные источники топлива. Также в документе отмечается, что с 1 ноября подача газа на 54 автомобильные газонаполнительные компрессорные станции (АГНКС) в Ташкенте будет ограничиваться с 19:00 до 07:00 часов.

Понятно, что принятие подобного приказа – это исполнение поручения президента, озвученного на совещании 18 сентября, по принятию мер по подготовке к зимнему сезону. Понятно и то, что опять будет страдать малый и средний бизнес. Ну, а кто ещё не считается у нас «социально значимыми»?

Теплицы и оранжереи, цеха и предприятия, рестораны и другие точки общепита – все они должны быть отключены с 1 ноября от подачи природного газа и переводятся на альтернативные источники топлива. Подобные попытки были и ранее. Так, 23 мая 2019 года было принято постановление президента № ПП-4335 «О дополнительных мерах по ускоренному развитию промышленности строительных материалов», согласно которому производители цемента, жжёного кирпича, а также цеха по производству гашеной извести будут поэтапно переводиться на уголь и другие альтернативные природному газу виды топлива.

Оставим пока вопрос о том, что уголь в качестве топлива мало подходит для его использования в технологическом процессе: дело не только в снижении выработки, но и в ухудшении качества продукции. Например, при использовании импортного угля (местный не подходит в качестве топлива) максимальная марка прочности кирпича достигает 100, а с газом – от 200 до 250.

Вопрос стоит так: почему заранее нельзя было оповестить владельцев объектов, на которых планируется прекратить подачу газа? Ведь было время бездействия или ограничения деятельности предприятий во время карантина. Предпринимателей просто поставили перед выбором: или опять закрыться, или в течение нескольких дней перейти на альтернативные источники энергии.

Даже если предприниматели переоборудуют свои производства под электричество или уголь, то кто будет нести эти дополнительные затраты или компенсировать недополученную прибыль хозяйствующими субъектами? Правительство? Министерство энергетики? Или потребители? Как всегда, последние. Но почему опять все огрехи неэффективного государственного управления перекладываются на плечи граждан?

Только 28 октября прошло совещание по вопросам приватизации. «Нужно любить этого предпринимателя. Он тоже гражданин Узбекистана. А мы смотрим на него с каким-то злым выражением лица. Быть предпринимателем нелегко. Не нужно его бросать в океан. Нужно оказывать ему поддержку и подставлять плечо или нет? Если мы сможем изменить это мировоззрение, то в обществе будет изменение», — отметил на совещании президент.

К кому обращены эти слова, господа чиновники? Почему за январь-сентябрь в стране было добыто 36,1 млрд кубометров природного газа – на 8,8 млрд кубометров меньше, чем было за первые 9 месяцев прошлого года? Спроса не было? Да, если исходить из экспортной цены газа 158 долларов за тысячу кубометров, то снижение объёма вывоза газа к прошлогоднему уровню составило 5,6 млрд кубометров. Но уменьшение экспортных поставок не компенсировало снижение объёма добычи газа! 

Так кто планировал такие объёмы добычи газа и почему должны страдать предприниматели? Есть ли у нас хранилища газа? Есть. Ещё в 2017 году президент Узбекистана поручил «Узбекнефтегазу» подготовить проект увеличения активного объёма газохранилища «Газли» с трех миллиардов кубометров до 10 миллиардов кубометров газа. В октябре 2018 года российское АО «Форус» и ООО «Нефтегазинвест» (входит в состав АО «Узбекнефтегаз») создали СП «Gazli Gas Storage» по подготовке проекта реконструкции и эксплуатации ПХГ «Газли» в Бухарской области. 

И где газ? В августе заместитель министра энергетики Шерзод Ходжаев заявил: «Сейчас накопление природного газа в подземных газохранилищах по сравнению с аналогичным периодом прошлого года идёт с опережением. К сожалению, в прошлом году наши подземные газохранилища не были заполнены полностью. Ожидается, что в этом году мы сможем их заполнить и, благодаря чему, зимой будет обеспечена ритмичная поставка газа». 

Зачем же тогда прекращать подачу газа объектам предпринимательства? По словам Шерзода Ходжаева существует «очень важный момент: если население недополучает газ, то оно начинает обогреваться электричеством, из-за чего естественно возрастает нагрузка на генерирующие мощности, и в результате возможны пиковые нагрузки и отключения». И поэтому было решено давать газ населению за счёт отключения от него других потребителей? А для чего нужны подземные хранилища газа? Для чего тогда резервируются большие объёмы природного газа? 

Наверное, энергетики не догадываются, но добываемый газ отправляют в хранилища для обеспечения стабильного энергоснабжения круглый год. Ведь энергия используется неравномерно: летом меньше, а в период пиковых нагрузок – зимой – гораздо больше.

Также подземные хранилища газа восполняют недостаток топлива во время нестабильной ситуации на топливном рынке. Или, наоборот, при сокращении спроса на газ, не уменьшают объёмы производства, а закачивают излишки газа в ПХГ. Кроме того, газохранилища используют в случае возникновения различных внештатных ситуаций или же непредвиденных чрезвычайных положений на объектах топливно-энергетического комплекса. 

Ну, а пока Министерство энергетики смотрит на предпринимателя – говоря словами президента – «с каким-то злым выражением лица». И не только на предпринимателя.

В начале года Бюро принудительного исполнения (БПИ) провело брифинг «Необоснованные долги в коммунальной сфере, причины их возникновения и меры, принимаемые по их устранению». Было озвучено, что за 2017-2019 годы жителям страны необоснованно произведены начисления на сумму 1,3 трлн сумов за газ, электричество и другие коммунальные услуги.

Контроль за показаниями существующих приборов учёта показал, что более 429 тысячам потребителей электроэнергии по всей республике были необоснованно приписаны 545 млрд сумов, более 212 тысячам потребителей природного газа – 430,8 млрд сумов. БПИ необоснованную задолженность обосновало несколькими причинами, среди которых откровенные хищения, невнимательность работников предприятий-поставщиков услуг при проверке счётчиков, а также списывание на потребителей естественных потерь энергоресурсов в сетях.

Не пора ли энергетикам прекратить «искать черную кошку в темной комнате», а просто включить свет. И тогда очень многое станет понятным.

А для предпринимателей приведу одну статью Гражданского кодекса, которая гласит «Убытки, причинённые гражданину или юридическому лицу в результате принятия акта, не соответствующего законодательству, государственным органом или органом самоуправления граждан, а также незаконных действий (бездействия) их должностных лиц, подлежат возмещению государством или органом самоуправления граждан» (статья 15).

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Последние новости

Больше новостей